Среда
29 мая 2024г.
02:40
место для соц сетей
 
Свежий выпуск
№20 от 24.05.2024
№ 20 (378)
 
Социальные сети
Поделиться газетой «Диалог»
 
Фундамент для счастья
16 марта заслуженному строителю России Лидии Пудовой (это почетное звание бригадиру отделочников строительного управления № 10 строительно-промышленного акционерного общества «Химстрой», было присвоено в 2000 году) исполнилось 80 лет. Это хороший повод вспомнить ее трудовой путь в Управлении «Химстрой», которое в попытках противостоять форс-мажорным обстоятельствам в конце девяностых годов прошлого века прошло процедуру акционирования и еще одну последующую реорганизацию.

Из студенчества в рабочий класс


Устраивалась Лидия Герасимовна в эту организацию, которая в советское время была крупнейшим строительным главком на территории Томской области, на годик маляром, а проработала на этом предприятии без трех месяцев 43 года, из которых 11 – будучи пенсионером.

О стройке она, уроженка города Бирюсинска Иркутской области, никогда не мечтала. Любила физику и математику в школе, по окончанию которой поступила в Томский институт радио­электроники. 

После третьего курса вышла замуж и переехала на «пятый почтовый» к мужу, который работал мастером на РМЗ СХК. Свадьбу играли широко, весело в частном доме его тети в Сосновом Бору. С Лидой приехали пять подружек-студенток, с его стороны – друзья, которые, как и он, были яхтсменами. И, конечно, присутствовали родственники.

Вскоре у молодых родилась дочь. Лиде пришлось взять академический отпуск, а потом – по семейным обстоятельствам бросить учебу и в силу финансовых трудностей искать работу.

- Но в то время в нашем городе очень трудно было трудоустроиться, – вспоминает Лидия Герасимовна. – Первым делом я, конечно, обратилась на комбинат, попросилась на работу, связанную с контрольно-измерительными приборами. В отделе кадров сказали, что желающих этим заниматься – большая очередь, можем вас тоже в нее записать, но, вероятно, ждать придется долго. Готовы меня были взять только техничкой, гардеробщицей. Но эти варианты мне не подходили. Что-то более-менее по профилю не нашла. Увидела объявление, что в Химстрой требуются маляры-отделочники, ученики. Думаю, годик поработаю, освою это дело, которое, возможно, пригодится в жизни, а потом, может быть, что-то найду более мне подходящее.

Здравствуй, бригада!

Но здесь Лида задержалась надолго. А все потому, считает она, что попала в хорошую бригаду Ольги Николаевны Шабановой, которая приехала сюда по комсомольской путевке. В бригаде много было девчат, приехавших из Москвы, Средней Азии, – тоже по комсомольской путевке. Все девушки, женщины в бригаде – без вредных привычек, психологический микроклимат замечательный.

Лидия Герасимовна хорошо помнит свой первый рабочий день, первый объект на улице Северной (шел 1967-й год), куда в бригаду Шабановой ее направил начальник участка СУ № 10 Виталий Васильевич Кириенков.

- Увидела огромный забор, и пять домов за ним стоят, – рассказывает она. – И почти во всех окнах – в черных спецодеждах рабочие, как я думала. Оказывается, это были заключенные, которых я до этого никогда в жизни не видела. Потом обратила внимание на вышку, на солдата на ней.

Зашла в прорабскую. Виталий Васильевич объяснил, где найти Ольгу Николаевну Шабанову – она с бригадой работала на пятом этаже одного из многоквартирников. Тогда всю отделку выполняли зэки – и штукатурили, и обои клеили. Затем их внезапно снимали с объекта, чтобы они не успели каких-нибудь гадостей там понаделать, и ставили гражданских, чтобы они после них устранили недоделки, завершили эту работу. 

Так вот, поднимаюсь на пятый этаж. Мне говорят, что бригадир на балконе. Захожу. Глянула вниз – у меня голова закружилась, чуть там не упала. Мы ведь все время,  и в Бирюсинске, и в Иглакове, в своем доме на земле жили, а тут – балкон, пятый этаж. 

Это я потом, например, спокойно поднималась на автовышке, стояла на ее стреле и из пис­толета красила фасады высоких зданий. Первый раз, второй раз залез на вышку, и страха уже нет! Ко всему привыкаешь…

Что было потом? В семье Пудовых родился сын. Лидия попробовала продолжить учебу в институте на вечернем отделении. Но приезжала уже на вторую пару занятий, на первую не успевала. Всего четыре раза и съездила туда. И поняла, что это для нее не подходит. А на заочном очень трудно учиться. И она отчислилась. Когда же дети подросли, пошла на вечернее в местный техникум, который с отличием окончила в 1987 году.

В те времена в бригаде Шабановой количество женщин, бывало, доходило до четырех десятков. А еще в ней были двое мужчин – Миша Мамаев и Миша Гулиев. Один из них из шланга, присоединенного к штукатурной станции, наносил раствор на стены, другой двухметровой теркой выравнивал стены, которые затем женщины далее подравнивали.

- Тогда, в советские времена, с механизацией у нас было хорошо, – замечает ветеран. – Раствор мы всегда наносили с помощью штукатурных станций. Никогда вручную ничего не делали. Электрическими затирочными машинками подравнивали стены. Однажды к нам на переподготовку много мужчин-строителей из Ставрополья приехали. Они привыкли у себя на родине раст­вор класть на стену при помощи «сокола». Это из фанеры квадрат 40 на 40 сантиметров, внизу ручка. На него положишь раствор, а с него – уже на стену. Производительность очень низкая, да и трудоемкая такая работа. Как увидели они нашу механизацию, эти электрические машинки – шарахались от них поначалу. Думаю, ну вот вам Европа, а мы – Сибирь! У нас и все краскопульты были электрические: например, два человека на автовышке, внизу бочка 200-литровая, а в руках всего – такой небольшой пистолетик, один шланг к краске присоединен, другой – к компрессору. Этот пистолетик держишь в руке и стену красишь.

Кто-то назвал брежневские времена застойными. Может быть, они были такими в политике, в экономике – в других отраслях народного хозяйства. Но в строительстве, убеждена Лидия Пудова, никогда не было застоя:

- Мы не успевали один объект сдавать, а на очереди нас ждал другой. И когда начинались отделочные работы, приходилось и вечером порой оставаться, и в субботу выходить на работу, чтобы все сделать к установленному сроку. А объекты у нас разные были – промышленные здания, соцкультбыт, школы, детские сады, пионерские лагеря, жилье, свинарники с коровниками и другие.

Но вернемся к мужчинам в бригаде. Помимо двух Михаилов, которые в ней проработали десять лет, а потом ушли, женщинам помогали солдаты из строительных воинских частей, которые входили в структуру Управления «Химстрой». Их в бригадах было по три-четыре человека. А когда и их не стало, когда все строительные части из нашего города убрали, бригада Ольги Шабановой стала выполнять работу сугубо женскими силами.

А ну-ка, девушки! А ну, красавицы!

Следует заметить, что Лидии Герасимовне в свое время предлагали инженерные должности – и мастером, и в производственно-технический отдел. Но сидячая работа была не по ней. И вообще она не хотела уходить из СУ № 10, где, как она считала, хорошим был не только коллектив, но и руководители – и линейные, и в конторе.

Бригадиром комплексной бригады отделочников она стала в 1992 году. Прежняя женщина-бригадир Аза Дмитриевна Проходкина ушла на пенсию. А кандидатуру Лидии Герасимовны предложил коллектив, видя, как она, будучи старшим отделочником на том или ином объекте, могла поставить дело, обеспечить всех девчат работой и, соответственно, нормальной зарплатой. Руководство такой выбор одобрило.

О своей бригаде наша героиня по-прежнему говорит с теплотой. Вспоминает многих девчонок. Например, у Павлины была такая шутливая установка по поводу завершения трудового дня: мол, выхожу, сразу с себя маляра скидываю, и пошла удивлять своей походкой прохожих и знакомых.

А Татьяна Колбас окончила университет с отличием, филолог. В школе ей как-то не по душе было работать. Муж, он работал преподавателем в политехническом институте, где, как и во многих организациях, не платили зарплату в девяностые годы, сказал ей: «Иди на стройку к Проходкиной, они много получают». А там в то время выплачивали 10-20 процентов от зарплаты.

Татьяна досконально освоила эту профессию, полюбила ее. Говорила, что здесь сразу видит плоды своего труда. И потом в дальнейшем эта профессия помогала ей, как и многим девчонкам-отделочникам, подработать, когда Химстрой переживал не лучшие свои времена и когда его не стало.

В бригаде выпускали стенгазету, и обычно к Новому году и 8 Марта Татьяна про каждого сочинит какое-нибудь четверостишие.

- У нас же были станции штукатуров – нужно было эти шланги растащить по местам, по этажам. И зимой, часто в лютый мороз, они замерзали, приходилось из них все выколачивать, приводить в нормальное состояние, - рассказывает Лидия Герасимовна. – И Татьяна Николаевна Колбас, помню, написала о начальнике СУ № 10 Виталии Васильевиче Кириенкове такое:

«Ах, товарищ Кириенков,
Не рассказывай про план.
Шланги тащим на девятый,
Так что скидывай кожан!»


Тот как-то зашел в нашу будку, увидел, так хохотал. А про Васю-моториста, который раствор качал со станции, сочинила:

«Ой, девки, беда!
Что же это деется?
За ночь свистнули мотор,
Оторвали мельницу!».
Трудотерапия


Как признается наша героиня, у нее в бригаде всегда было много девочек, и некоторые из них сильно злились на нее за то, что она их гоняла, учила уму-разуму, но потом благодарили ее.

- Юля Муравьева, ушедшая из бригады из-за того, что какое-то время не платили зарплату, в одном месте поработала – сократили, в другом – тоже. Попала на Нефтехим. И говорит, что сейчас бы была рада любой работе, пусть и через два месяца получила бы эту зарплату, - продолжает рассказ Лидия Герасимовна. – Говорит, хорошо, что вы меня гоняли, научили работать. Она потом окончила колледж при мединституте  - три года училась на медсестру. Юля сказала: «Зарплата маленькая, но у меня всегда есть калым». А  отделочник она хороший, ответственный!

Люда Хомякова ушла в нефтяную компанию: там и зарплата большая, выплачивают деньги регулярно. А я ее гоняла сильно за качество, у нее оно хромало. Сказала мне: «Я думала, ты до пенсии с меня не слезешь». А потом говорит: «Как я тебе благодарна! В компании мне дали испытательный срок. И приходилось каждый день до девяти часов вечера и в субботу выходить, чтобы я выполнила качественно тот объем работ, который мне дали. Спасибо тебе за науку!». Потом она нас, девчонок из бригады, пригласила к себе домой на Новый год.  

- А за некачественную работу, нарушение трудовой дисциплины как вы могли наказать? Премии лишить? – спрашиваю ее. 

- Нет, я старалась так не делать – обычно пропесочу, пристыжу, - отвечает она. – Потом, когда ввели такой показатель, как коэффициент трудового участия, могла снять 0,3. Один раз я ушла в отпуск, за меня осталась Лена Севостьянова. Звонит мне: мол, в конце месяца нужно табель составлять-сдавать согласно разряду и КТУ, и я двум девчонкам поставила ноль. Спрашиваю, почему? Она говорит: утром придут сонные – на тюках спят, а надо шланги тащить, штукатурить. Видимо, эти сони ее так вымотали, что она решила их наказать. А тогда открылись, стали ночью работать кафе, и молодежь в них пропадала. Вот и наши девчонки туда захаживали. А вообще люди у нас в основном были сознательные, добросовестные. Я с женщинами находила общий язык. Хотя бывали такие, про которых можно сказать: не туда попали. Но они обычно долго не задерживались…

Миг между прошлым и будущим

С 1974 по 1991 год северчане выбирали Лидию Пудову депутатом Городского совета, где она работала в комитете по архитектуре и строительству.

Соратницы-ветераны говорят, что подведи Лидию Герасимовну к любому дому, где она работала с бригадой, скажет, кто на каком месте трудился, кто какие обои клеил.

Она действительно все свои объекты помнит. В 2017 году на торжественном мероприятии в городском музее, где ей знакомы каждый шов и каждая плитка (ведь на этот объект она со своими девчонками из бригады пришла в ноябре 1987 года), на втором этаже обратила внимание на стены, покрытые мраморной крошкой. 

- В то время это было очень модно, говорит она. – Крошку калибровали, просеивали от мелкой фракции, промывали, сушили, и была специальная технология нанесения этого материала. И вот смотрю, отделка наша сохранилась. Может, кто-то и скажет, что и немодно это сейчас, но это передает дух того времени. А это все же музей.

О многом еще вспоминала Лидия Герасимовна. О Петре Георгиевиче Пронягине, который, будучи на каждом возводимом объекте, не гнушался и в подвал зайти поговорить с рабочими, и в  бытовке у бригадира побывать.

О том, как они работали в Томске на жилье, где их жители благодарили за качество, принося им, помимо тортов, шампанское и коньяк, которые складывались в «копилку» и доставались из нее по большим праздникам. А их коллектив отмечал дружно, весело, интересно.

О том, как в советское время хорошо жили, строили жилье и объекты соцкульбыта, ходили в кафе «Минутка», в кинотеатр «Мир», за билетами в который стояли в очереди…

- Конечно, мы тогда были молодые, - говорит Лидия Герасимовна. – Казалось, что все впереди. А потом не успеешь оглянуться и понимаешь, что жизнь – это миг, как поется в известной песне.

Муж Лидии  Герасимовны Петр Иосифович умер в 2017 году. Летом она занимается огородом, а зимой, как говорит, ходит по «золотому кругу» – диван, холодильник, туалет, больница. Еще она смотрит по телевизору исторические передачи, которые показывают по каналам «Звезда» и «История», фильмы Светланы Дружининой и уже как месяц на канале «Пятница» - «Четыре свадьбы». Как-то переключала телеканалы, чтобы что-то посмотреть интересное для нее. И эта передача зацепила ее.

О чем мечтает Лидия Герасимовна? О том, чтобы у внуков, а их у нее двое, все было хорошо.

- Как вы считаете, что для женщины главное в жизни: работа, семья, дети? - спрашиваю ее.

- Все это вместе. А самое важное – это не позволять душе лениться ни дома, ни на работе, - ответила она. – Все от человека зависит, от его доброты, силы, устремлений, умения ладить с людьми, трудолюбия. Это и есть фундамент для счастья.

Как сказала наша героиня, имеющая немало наград и присвоенных званий, о выборе профессии она ни разу не пожалела. Потому что здесь много хороших людей, да и все время в движении находишься, ведь строительных операций здесь тоже много. 

Александр ЯКОВЛЕВ
Фото автора
                        
                        
Выпуск № 11
Поделиться в соцсетях:

 
Календарь
 
Информация
График работы редакции «Диалог»
понедельник — четверг
9:00 — 18:00

пятница
9:00 — 16:00

Газета выходит каждую пятницу.
Подать объявление и рекламу в текущий номер можно до 11:00 четверга.
 
Погода
ПОГОДА в Томске